2020: пандемия и пересмотр глобальной повестки

Для глобального управления начало нынешнего века стало временем накопления критической массы проблем. Его институты, сформировавшиеся в другую историческую эпоху, отличаются всё меньшей продуктивностью. Лидерам, обеспечивавшим работу этих институтов, оказывается всё тяжелее нести бремя своего лидерства. Ослабление Большого Запада как несущей конструкции мироустройства, неспособность его оперативно и вполне успешно отвечать на текущие вызовы (от роста влияния авторитарных режимов, делиберализации мировой экономики и внешней торговли до, скажем, обвальной дестабилизации на Ближнем Востоке и в Северной Африке, вызвавшей европейский миграционный коллапс) — в результате всего этого кризисные явления к середине текущего десятилетия вступили в стадию самовоспроизводства. Институциональная слабость вызывает падение общественной поддержки институтов, поддержки самого сложившегося порядка, таким образом эта слабость качественно возрастает и рискует обернуться полным институциональным обвалом (яркий пример регионального масштаба — история Брекзита). 

Пандемия коронавируса, под знаком которой проходит для мира 2020 г., высветила уже существовавшие проблемы и ускорила уже обозначившиеся тенденции. В части идейной это кризис доверия к структурам управления всех уровней, исторический пессимизм, рост иррационализма, ксенофобии, отторжение либеральных ценностей. В части практической — новый мощный удар по институтам глобального управления, релокализация мировой экономики, усугубление разрыва между богатыми и бедными странами, а также между богатыми и бедными внутри этих стран, укрепление авторитаризма в разных частях света. Авторитарным властям новая ситуация дарит и новые, «карантинные» инструменты контроля и подавления, и ощущение вседозволенности: мир фрагментируется, потому ответственность перед мировым сообществом заметно снижается. 

Новый виток кризиса глобального лидерства ознаменован усилением американо-китайского противостояния. Этот конфликт двух мировых держав бьет как по экономической глобализации, так и по любым попыткам реформы глобального управления, успех которой напрямую определяется готовностью крупнейших игроков к сотрудничеству. Европейский союз, в принципе способный стать главным оператором такой реформы, еще должен обнаружить достаточное для этого внутреннее единство. Для России нынешняя ситуация тоже дает возможность найти для себя в мире какое-то более существенное место, чем младший партнер Китая или глобальный enfante terrible. Остается открытым вопрос, позволит ли Москве внутренняя ситуация, политическая и экономическая, воспользоваться этой возможностью. Так или иначе, пандемия коронавируса должна стать существенным моментом перестановки сил и ротации лидеров на мировой арене. 

Эта ротация лидеров определит контуры грядущей перестройки глобального управления. Ренационализация, протекционизм, антилиберализм — любые тенденции такого рода никак не могут изменить характера вызовов, встающих перед миром. Вызовы эти общие, и адекватные ответы на них могут быть только общими. Нас ждет перезагрузка глобализации. Важно, чтобы этот процесс был контролируемым и принес реальное решение тех проблем, которые накопились в последние два-три десятилетия. Чтобы глобализация 2.0 обеспечивала реальную эффективность, оперативность и прозрачность наднациональных институтов управления. Чтобы были найдены работающие подходы к обеспечению баланса глобального и национального, совместной ответственности и суверенитета. 

Такая реформа должна идти одновременно на всех «этажах» глобального управления, затрагивая и ООН, и неформальные клубы ведущих государств, как существующие (G7 и G20), так и возможные в ближайшей перспективе, и институты, призванные отвечать на конкретные вызовы — такие, как Всемирная организация здравоохранения. В ситуации кризиса мирового лидерства необходимо уделить особое внимание 2020: ПАНДЕМИЯ выстраиванию работающих механизмов финансового обеспечения деятельности таких организаций. Еще одно существенное обстоятельство — растущий вес негосударственных игроков в данной сфере. Требуется создать условия для того, чтобы отдача от данного фактора была позитивной и максимально возможно. 

Реформа окажется эффективной, если будет ориентирована на переоценку приоритетов глобальной повестки. Необходимо выправить сложившийся перекос в сторону традиционных вызовов (прежде всего, военно-силового и конфликтного характера). Значительно большее место в повестке должны занять новые, нетрадиционные вызовы — глобальная безопасность здоровья, биобезопасность, изменение климата, продовольственная безопасность, киберугрозы. Интегрированный подход к снижению этих угроз будет обеспечен совместной работой мировых лидеров на перечисленных и новых площадках их взаимодействия, отладкой механизмов деятельности профильных организаций, ужесточением мер по соблюдению международных соглашений и выработкой новых договоренностей, созданием новых инструментов контроля за положением дел в каждой сфере. 

Реализация такой программы станет основой для перезагрузки и вывода из кризиса всей системы глобального управления. Критическое ослабление его структур, наблюдаемое на фоне коронакризиса, может усложнить структурную реформу, но способно и, наоборот, облегчить ее. Глобализация 2.0 будет гарантировать как движение к устойчивому развитию, свободе и благополучию для всего мирового сообщества, так и успешный ответ на возможные обострения нетрадиционных вызовов безопасности, подобных пандемии COVID-19

Авторы основного текста – Игорь Юргенс, Янис Урбанович,
Сергей Кулик, Роман Ромов при участии Евгения Гонтмахера



 .